О проекте и авторе

Ангелина Оверчук Ангелина Оверчук
Привет! Меня зовут Ангелина. Этот блог о людях, которые создают интересные вещи и вдохновляют своими историями жизни. Подписывайтесь!

Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительскими”



Кто: Алексей Тарасов, главред украинского «Esquire»

Где: Утренник 3го ноября 2013 года в aroma espresso bar на Мечникова, 3

Фото: Лена Попова
 
Партнеры: красивый партнер OhMyLook, магазин Parker, школа маркетинга BeFirst Marketing School
 
Давеча InspirationBreakfast.com проводил уже шестой Утренник для своих читателей. И в качестве гостя я пригласила Алексея Тарасова, главного редактора украинского журнала Esquire. Леша не принадлежит к типу «медийных главредов», которые строят журнал исключительно на личной известности. Наоборот – Леша делает журнал, который можно читать, который развивает и новости в котором актуальны всегда, а не только в день их появления, как для информационных вестников. 

О первом номере, о том, чему можно завидовать в российском Esquire, почему так бедна на яркие личности украинская журналистика, о тиражах, об Esquire в других странах и почему не стоит читать глянец – ниже в нашем интервью. 
Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительски
 
Леша, расскажи, как проходит твое утро обычно? 
У меня была заготовлена шутка по поводу того, что последний раз на утреннике я участвовал, когда мне было года 4, на мне была тельняшка, короткие чёрные шорты и резиновая шапочка. Я изображал моржа (если ничего не путаю). Хочется надеяться, что на сегодняшнем утреннике мне удастся продемонстрировать тот же уровень энтузиазма, что и в четыре года. Что касается моего утра, то я стараюсь избегать каких-либо ритуалов. Кофе никогда не пью. 
 
Ты сова или жаворонок?
В последнее время я из совы обратился в жаворонка.
 
Это связано с возрастом?
Да, годы берут своё. Постепенно всё сложнее уснуть, всё больше грустных мыслей…
 
В котором часу ты обычно начинаешь рабочий день?
У нас достаточно лояльный график, мы приходим в редакцию к 11 утра. Это, правда,  не очень нравится издателю.
 
А расскажи-ка кратко, как ты попал в журналистику? 
В какой-то момент мне попал в руки один из первых номеров журнала «ОМ», и это событие перевернуло моё детское сознание. Тогда я стал писать совершенно невменяемые сочинения по русской литературе. Так как я не умел ничего, кроме как писать и много разговаривать, я поступил на факультет систем и средств массовой коммуникации в Днепропетровске. На первом курсе я начал работать в газете «Бизнес Время», в одном из её приложений, где публиковались развлекательные заметки. Потом внезапно главный редактор большой газеты предложил мне контракт на 2 года. Я отказался, а через год газету закрыли. После этого мне позвонила подруга, которая была в тот момент секс-редактором журнала Pink, и сказала, что в киевской «Афише» ищут редактора, и я идеально подхожу. 
 
В чем заключается работа редактора? 
В числе прочего - в том, чтобы находить захватывающие сюжеты. В принципе, журналистика нужна для того, чтобы рассказывать интересные истории. 
 
Есть ли у украинской версии журнала особая миссия?
Нам бы хотелось попытаться внедрить образцы западной журналистики здесь, потому что бренд «Esquire» обязывает к тому, что вы играете по мировым правилам. 
Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительски
Ты ведь знаешь, что украинскую версию журнала часто сравнивают с российской. Это тебя цепляет? Сколько в журнале российских материалов? 
Российских – ноль. Задача любого редактора сделать так, чтобы минимально зависеть от приходящего контента. У Esquire Ukraine есть определенные квоты: в журнале должно быть энное количество материалов, произведенных украинскими журналистами. И моя задача, чтобы их становилось больше. 
 
Леша, как ты считаешь, есть ли в нашей стране издания, в которых журналисты могут расти до уровня западных специалистов, например? Когда-то Ярослав Лодыгин говорил, что в Украине журналисты просто не успевают «созреть», так как зарплата у них небольшая, и раньше, чем они раскрываются полностью, они уже уходят в другие профессии. 
Хотеть больше денег совершенно нормально. Дело в том, что западная журналистика изначально устроена по-другому. Редакторам там лет по 45. Люди моего возраста занимают позиции журналистов, обозревателей. А у нас часто некуда расти. Поэтому нет больших звёзд журналистики. Издатели платят немного. Зато ньюсмейкеры платят достаточно за то, чтобы получить определенную точку зрения, а журналисты готовы эти деньги взять. 
 
Хотя ситуация меняется. На рынок приходят большие бренды. В силу того, что интернет теснит бумагу, требования к печатной прессе повысились: журналы должно быть приятно держать в руках, в них должны быть качественные тексты, качественные иллюстрации, фотографии, чтобы их покупали. 
 
Что ты ценишь в текущей должности и в журнале? 
«Esquire» – это совершенная свобода действий. У меня нет каких-то особых ограничений, может быть потому, что я главный редактор. Нет человека, который мне скажет: «Нет, вот этого не будет». 
 
Чем Esquire отличается от глянцевых журналов и отличается ли? 
Глянцевые журналы стали совсем потребительскими: «Новые часики, тёлочка, машинка такая, и поезжайте, пожалуйста, на Мальдивы». Когда мы говорим об аудитории нашего журнала, то упоминаем, что эти люди не читают глянец. 
 
Леша, так для кого же вы работаете? 
Свою аудиторию мы называем «новыми серьёзными». До 2008 года мы легко тратили деньги, никто их особо не считал. После кризиса появилась новая генерация людей. Прежде всего их интересует качество. Если мы говорим о журналах, то читатели хотят видеть затраченные усилия. Лично всегда казался надуманным термин «статус»: «По статусу я должен то-то и то-то». Какая глупость. Никто никому ничего не должен. 
Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительски
Расскажи, как вы делали первый номер? 
Это было что-то эпическое. Лично я сторонник быстрых рождений. Если вынашивать что-то слишком долго, постепенно теряешь интерес. Поэтому мы полетели в Нью-Йорк знакомиться с топами из «Херста» и проводили по 18 встреч в день, а потом вернулись в Украину и за 3 недели сделали журнал. При этом мне совершенно не было стыдно за первый номер, хотя второй номер у нас получился лучше, чем первый. 
 
Есть ли в твоей команде люди с колоссальным опытом в журналистике, но без законченного высшего образования?
Все может быть. Факультет журналистики точно никто не заканчивал. Мой зам, кажется, инженер по образованию. 
Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительски
Какими должны быть материалы в Esquire? 
Есть определённые параметры, которые мы выставляем для себя. Материал должен удивлять, развлекать и заставлять думать. Развивать – это одна из важных составляющих, просто потому, что вы платите за это деньги. Тексты должны быть интересны по структуре, по динамике, по драматургии. Если нет ничего, что захватит воображение, то этот текст не пойдёт в журнал.  
 
Как вы могли бы определить литературный стиль «Эсквайра»?
Это лёгкий цинизм. В самом начале, когда мы только подыскивали авторов, мы рисовали такую картину: «Представьте себе, что вы Хамфри Богарт, на улице идёт дождь, рядом с вами стакан с виски, на заднем плане играет джаз, и в этот момент вы пишете статью». Это совершенно не работало!
 
Что важнее: мнение главреда или наполнение журнала?
Есть такая штука: никогда ни один главный редактор не будет больше, чем бренд «Esquire». Почему-то принято снисходительно относиться к американскому «Esquire», хотя уровень текстов там совершенно невероятный. 
 
Журналы каких стран тебе нравятся больше всего? 
Лично мне интересны американцы, британцы, испанцы, русские, голландцы. Я могу понять, о чём там написано. Испанский «Эсквайр» начинался с того, что ребята ставили у себя русские обложки. В какой-то момент казалось, что их копируют русские. Потом испанцы отстроили свой журнал, и получилось удивительно и прекрасно и по темам, и по дизайну. 
А еще совершенно невероятный корейский «Esquire» – 400 страниц каждый месяц. Во время общих встреч все хотели потрогать главного редактора и поинтересоваться, как он это делает. Все азиатские издания Esquire более потребительские. Мне ближе всех британская версия – она  чуть более открытая 
Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительски
Когда ваш журнал покупают больше всего? 
Считается, что лето – мертвый сезон, журналы не нужны никому, их никто не читает. У нас же наоборот – летом совершенно невероятные продажи по сравнению с другими журналами. От чего это зависит? Никогда невозможно предсказать, что полюбит аудитория. 
 
Сейчас ваш тираж 25 000 экземпляров. Не пора ли увеличить?
Нет такой цели. Когда принимаешь правила игры мирового бренда, важно быть безжалостным, прежде всего к себе. С журналами все устроено так, что никто не будет вас покупать только потому, что вы когда-то были хорошие. Важно все время держать планку.
Алексей Тарасов, Esquire Ukrainе: “Глянцевые журналы стали совсем потребительски

Метки: esquire, Алексей, главред, Тарасов, Утренник