Валерий Громов, ювелир: «Мой дом – моя голова»

Кто: Валерий Громов, дизайнер, бренд Valeriy Gromov Jewellery

Где: aroma espresso bar на Жилянской, 75

Фотограф Лена Попова
Валерий Громов – темная лошадка в ювелирном мире нашего времени. Он не показывает коллекций, не хвастается тем, что у него есть определенный стиль, а просто создает украшения, которые пользуются бешенной популярностью во всем мире. Валерий начинал с того, что был дизайнером работая с маститыми художниками. У них и учился технике, пониманию формы и цвета. Далее развивал свою карьеру в международном рекламном агентстве – вырос там до креатив-директора. 
Ювелирные изделия Valeriy Gromov Jewellery можно найти на Facebook. Валерий в общении очень открытый, хоть и интроверт (как мне показалось). Он не любит стандартных вопросов, верит в последовательность и настойчивость. За завтраком говорили с ним о том, можно ли ремейк называть новым, что такое искусство и почему мода – это штучный феномен, кто определяет рамки вкуса, как не лениться, делать дела, и почему художников легко обидеть.
Валерий Громов, ювелир: «Мой дом – моя голова»
Валерий, начнем, собственно. Хочу узнать сегодня о ваших ценностях, о жизненной философии…
Отлично. Знаете, меня расстраивают журналисты, которые задают одни и те же самые вопросы. Я прочитал ваши интервью и не нашёл ни одно вопроса, которые у меня стандартно спрашивают. Это здорово. Мне, например, не хотелось бы постоянно говорить только о ювелирке. Есть еще масса увлекательных вещей.
Супер!  Всегда приятно получать комплименты в адрес проекта. А когда вас успевают «вытащить» на интервью журналисты? Я так поняла, что бОльшую часть времени вы живете не в Киеве, так?
Мой дом – мое сознание. В любой стране я себя чувствую абсолютно комфортно. Я родился в Киеве, люблю сюда возвращаться, вспоминать детство. Но здесь нет постоянной дислокации.
В одном из интервью я читала, что вы не учились ювелирному делу, но в другом материале прочла, что вы учитесь и живёте в Мадриде. Как это понимать?
Я учусь, но не ювелирному делу. Я учусь рисунку, скульптуре и изучаю испанский.
Моя предыдущая гостья – фешн-иллюстратор Лилит Саркисян – говорила, что рада отсутствию художественного образования, так как часто художники из школ мыслят шаблонно и стереотипно. Вы согласны с таким мнением?
Если ты что-то делаешь, значит, тебя этому научили или заложили фундамент. В дальнейшем ты должен с помощью этих инструментов прокладывать себе дорогу в жизнь – и это хорошо. Но когда человека ограждают сотней правил и условий, ему, конечно, в последствии сложно выходить за эти рамки.
Знаете, в детстве я очень любил глину и пластилин. Рисунок меня не привлекал так сильно, потому что нарисованное невозможно кардинально изменить. А когда работаешь с глиной, можно легким движением превращать одну фигуру в совершенно иную. Когда же я почувствовал надобность в академическом рисунке, понимание пропорций, то пошел учиться.
Я слышала, что когда артист или художник работает, это значит, что внутри появилась необходимость что-то сказать или показать окружающим. Как же это происходит у вас, если вы начинаете делать, не зная, что это будет?
Вы, наверное, себе представляете так: звонит будильник, я сажусь за стол и начинаю ковыряться в материалах, да? Но все происходит по-другому. Я нахожусь в таком состоянии, что в любой момент в голове рождаются образы и формы. Я могу делать что угодно: быть в кино, гулять по улице или с кем-то разговаривать, что-то читать, смотреть или спать.
Валерий Громов, ювелир: «Мой дом – моя голова»
То есть сознание всегда открыто?
Да, в принципе любой работающий художник всегда находится в восприимчивом, даже уязвимом состоянии. Он смотрит на мир и своими работами интерпретирует и выражает чувства. Почему говорят, что художника легко обидеть? Так у него же все чувства обострены до предела. Знаешь, как во время засыпания любой шорох кажется гулом и грохотом? Так художник воспринимает мир. И хорошее, и плохое.
Невозможно создать что-то, не потребляя извне. Творческому человеку постоянно нужно что-то для переваривания. Поэтому работы иногда бывают слишком жёсткие или агрессивные – это эмоции.
А как же таким людям работать с оценкой окружающих? Как быть со вкусом? Непонятно, что такое вкус и каким он должен быть. В галереи привозят коллекции, в музеях проходят выставки – люди выстаивают час в очереди в ПинчукАрт Центр, а выходят с непониманием увиденного. Людям непонятно, это красиво или некрасиво. Кто определяет эти рамки?
Вкус не имеет чёткого определения. Само понятие вкуса ошибочно. На самом деле, это импринты. Любой человек с детства импринтирует формы, моральные качества, устои и так далее. Рождается чистым листом, а в процессе роста информация о хорошем и плохом записывается в его мозгу.
Есть базовые импринты, которые понятны на уровне комфорта: сытость, тепло и прочее. Когда эти импринты сформированы, ты начинаешь формировать аспекты социального статуса, перспективы, здоровья.
Образованный человек не дает оценок. Не бывает хорошо или плохо. Все это – проявление жизни. Одно можно сказать точно – мы запрограммированы на развитие. И каждый находится на своей ступеньке эволюции вкуса.
А как себя очистить от стереотипов? Как научиться слышать только себя?
Не нужно слышать только себя. Я с радостью слышу других. Просто я это воспринимаю без обид. Я понимаю, что человек, который негативно отзывается о моей и работе или чьей-то ещё, шел другим путем в развитии своих вкусовых предпочтений. Но это не мешает мне любить дальше то, что мне нравится.
А как быть с новыми идеями? Откуда их черпать?
Новое – это новое. Старое – это старое.
Ремейк песни, например – это новое? 
Конечно! Камень – это всегда камень, но из него строят разные дома. Понятие «нового» – это демагогия. Так люди пытаются объяснить для себя непонятные вещи понятными шаблонами. Это не плохо и не хорошо.
Если моё изделие скопировали, то это плохо. Но если взяли идею и сделали изделие лучше, переосмыслили и преподали в новом виде – это хорошо. Мы используем то, что видим. Если мы многое видим, то это перевариваем и даём новую форму. Так устроен мир. Некоторые вещи стали неактуальными. Если вещь переделали под современные потребности, она становится новой и актуальной.
Валерий Громов, ювелир: «Мой дом – моя голова»
Что такое искусство? 
Всё, что сделано руками человека. А получает от этого кто-то удовольствие или нет  — не важно.
Конечно, среди творческих людей особым успехом пользуются те, которые могут переступить через ступень, сделать вещи, которые не приближены к существующим  форматам и законам.
Да, модно быть оригинальным.
Я считаю, что уже давно не существует моды. Понятие «моды» – это маркетинг, потому что нужно увеличивать потребление, делать новые коллекции, продавать. Люди на это ведутся. Мода – это массы. Помните, в прошлом году все носили красно-коралловые юбки в пол? Уфф! Это классно и красиво, но когда в таком наряде ты видишь 15 женщин за 15 минут – это слишком.
Ювелирное дело – это ваше хобби? Или работа?
Снова стереотипы. Нужно заниматься тем, что нравится. Я считаю, что хобби – это нереализованные желания. Охота и рыбалка – это не хобби, это увлечения. Но увлечения приходят от того, что все остальное в жизни серо и однообразно. Если сложно найти себя, нужно расслабиться, и понимание придет само.
Смелость – обязательный атрибут предпринимателя?
Чем раньше ты начнёшь заниматься любимым делом, тем раньше появится смелость. Если учился в институте бесполезно, потом пошёл работать на бесполезную работу, постоянно приходится бояться за то, что ты что-то не так сделаешь. А чувство боязни не отступает быстро. Поэтому надо успокоиться, стабилизироваться, и начать жить в удовольствие.
А если наши желания собственного дела, смены работ, достижений и так далее – это просто капризы? 
Капризы возникают, потому что что-то идет «не так». Человек периодически поднимает голову от рутины и осознает, что «не то пальто». Нужно ли капризничать, чтобы пойти и выпить чаю? Хочешь – иди и делай.
Насколько я поняла, то вы поздно начали заниматься ювелирным делом? 
Нет, я всегда занимался творчеством. Я с детства любил лепить из глины. Потом появились компьютеры, я ими увлёкся и понял, что это классный инструмент для творчества.
Валерий, из чего состоит ваш день? Как вы выделяете время для работы?
Когда я работал в офисе, работа была напряжённая: с утра до поздней ночи. Я мечтал о свободном виде деятельности. Но есть маленький нюанс: нужно быть очень ответственным в плане своего тайм-менеджмента. Когда я понял, что я могу делать всё и делать быстро, я перестал делать вообще что-то! Странно, да?
Это большая проблема. Это не лень. Ты понимаешь, что ты можешь это сделать быстро и лучше всех. Начинаешь откладывать дела на завтра. Поэтому нужно настраивать себя на рабочее время, на рабочую деятельность. Я постоянно нахожусь в творческом состоянии. Но мое время разделяется на две части: придумывание, генерирование идей и реализация.
Процесс реализации состоит из другого теста. Нужно делать. Сесть за стул и приступить к работе. Это трудно. Но самодисциплине необходимо учится, бороться с ленью. Выделить пять минут в день на дело. Это ведь немного, да? Но за пять минут можно увлечься и работать уже часами!
Валерий Громов, ювелир: «Мой дом – моя голова»
Вы творческий, но при этом очень структурированный человек.
Когда я занимался креативом, я был не очень обычным креативным директором. Обычно креативные директора люди творческие, в рваных джинсах, в полёте. Я же занимался креативом с точки осознания того, что нужно клиенту.
Реклама – это не творчество, творчество – самодостаточное. Самодостаточное творчество – это когда ты повесил картину, она красивая или некрасивая, но это картина. А реклама – это чёткая бизнес-задача. Повысить узнаваемость, продать. Хороший креатив-директор – это стратег-психолог.
Есть универсальный рецепт того, как стать хорошим мастером?
Не знаю. Я сам себя построил. Креатив и творчество – это осмысленные вещи. Они пришли ко мне с годами и опытом. А способов работы есть тысячи. И все они просты.